АРХИВЪ

 

Практика мест. О судьбе усыновленных. Яков Витбаум.


статья из журнала Советская юстиция 1930г. № 30

Одним из отсталых участков по проверке принимаемых законов является правовое положение усыновленных, и в первую очередь в крестьянских хозяйствах, где больше всего могут пострадать интересы ребенка.

В этом отношении мы не имеем никаких обследовательских материалов, никаких указаний в порядке надзора соответствующих ведомств, никаких материалов по освещению правового положения усыновленных на страницах нашей периодической печати. В общем, мы не имеем никакого обобщенного материала о том, в каких условиях и обстановке воспитываются и растут усыновленные, кто являются усыновителями; как проводится в жизнь закон об усыновлении – все эти вопросы находятся в области забвения. Между тем, со дня издания закона об усыновлении прошло более пяти лет и за это время в деревне и в отдельных крестьянских хозяйствах усыновителей произошли большие социальные и экономические сдвиги.

Только теперь, когда происходит обостренная классовая борьба за приступы новой жизни, мы узнаем из поступающих писем, что интересы усыновленных не соблюдаются , что происходит чрезмерная, жестокая эксплоатация детей, что воспитание усыновленных часто бывает в руках враждебных к нам элементов, которых мы выгоняем, выселяем, раскулачиваем, как наших классовых врагов-вредителей колхозного движения.

Усыновление детей по нашему закону допускается исключительно в интересах детей. Больше того, закон устанавливает категорию людей, которым может быть доверено воспитание детей, которые сумели бы дать воспитание усыновленным в направлении советской общественности.

Нельзя ожидать от кулака-лишенца, раскулаченного в районах сплошной коллективизации, благодарностей за « обиды». Не только такой кулак, но и всякий другой, живущий мирной жизнью, но чувствующий нажим и наступление на него – злобствует, оскаливает зубы и в удобный момент вредительствует мероприятиям партии и правительства. Такова физиономия кулака. Кулак ищет себе союзника и единомышленника, от стремится сагитировать всех и вся и в первую очередь влияет на своего усыновленного. Кулак имеет друзей в лице деревенского попа, бывшего торговца, бюрократа, растратчика и целую плеяду наших врагов, озлобленных людей против советской власти.

Вот какова обстановка, в которой воспитывается будущий гражданин Советской республики. Терпимо ли такое положение дальше? Как сочетаются требования закона «усыновление допускается в интересах детей» с таким положением? Неужели мы должны при усыновлении преследовать только материальные интересы ребенка? Неужели нас не должно задевать бытовое убожество и изувечие ребенка, его воспитание в антисоветском направлении? Помимо идеологического уродования в домашнем быту ребенка, кулак не может своему усыновленному дать надлежащего школьного воспитания, поскольку дети кулака принимаются в школу при вакантных местах и в последнюю очередь. Так дальше продолжать нельзя!

Где же выход из положения? Органы опеки и попечительства, производящие своими постановлениями усыновление, должны обследовать правовое положение усыновленных, проверять списки усыновителей и в случае обнаружения нарушений интересов детей ставить вопросы об отмене усыновления. Таких усыновителей, хозяйства которых переросли середняцко-зажиточные в кулацкие, подвергающиеся к раскулачиванию, вовсе небольшое количество, чтобы из'ятие детей угрожало государству большими материальными затруднениями. Это не исключает возможности органов опеки интересоваться жизнью и воспитанием усыновленных и в других некулацких хозяйствах.

Можно ли взыскать с кулака на дальнейшее содержание ребенка, если усыновление отменено? Ст. 67 Кодекса законов о браке, семье и опеке на это дает положительный ответ. Если ст. 42 того же кодекса обязывает родителей доставлять содержание своим несовершеннолетним и нуждающимся детям и если усыновитель, из-за нарушения интересов детей, путем отмены усыновления лишается родительских прав, то это не значит, что он не должен доставлять известное содержание: путем ли выдела имущества с хозяйства, или деньгами для усыновленного ребенка. Ст. 66 Земельного кодекса прямо узаконивает право получения усыновленными доли имущества с крестьянского двора.

Таким образом, с одной стороны, закон обеспечивает известную долю имущества, а также право получения алиментов с кулацкого хозяйства. С другой стороны, в жизни, на практике при раскулачивании отдельных кулацких хозяйств это невозможно и не допускается по раз’яснению авторитетных органов, т.к. имущество кулака при раскулачивании поступает в неделимый фонд колхоза на оплату вступительных взносов, вступающих в колхоз батраков. Такое противоречивое положение закона является непонятным и необходимо внести соответствующим органам в законодательном порядке нужные изменения в закон. Судьбе усыновленных необходимо уделять большое внимание, чем наблюдалось это до сего времени.

Я. Витбаум

Дано точно по тексту: лексика, орфография и пунктуация сохранены и полностью соответствуют оригиналу.

Права на электронную версию принадлежат

РБФ «Приют Детства»


Предыдущий  документ К  оглавлению подраздела Следующий документ

К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА НА ГЛАВНУЮ ЗАДАТЬ ВОПРОС
 

 "К НОВОЙ СЕМЬЕ" ©

Программа содействия развитию семейных форм воспитания детей,  оставшихся без попечения родителей

РБФ "ПРИЮТ ДЕТСТВА" ©

МОСКВА 2002