ОПЫТ ПРИЁМНЫХ СЕМЕЙ - ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Интервью с усыновительницей 


 Беседа журналиста с автором "Гостевой стены" форума Няня.ру Еленой В. 

Расскажите немного о себе. Вы, как я поняла, из Москвы? Возраст, образование, профессия, о семье  - чтобы сложился целостный образ.

Итак, о себе. Мне 37 лет. Родилась и живу в Москве, училась в английской спецшколе, окончила Институт иностранных языков, в советское время работала во внешнеторговом объединении, после  перестройки в иностранных компаниях, сейчас в российской финансовой компании. Работаю на административной должности. Недавно получила модное сейчас второе высшее экономическое образование.  Что касается личной жизни, то как и полагается, в свое время вышла замуж, но замужество мое развивалось по худшему из сценариев. До брака мы встречались три года, а после регистрации прожили всего два месяца у его родителей, больше я не выдержала – сбежала. Остальные 16 лет мы жили на раздельных территориях. Я рожала детей – сына, дочь. Растила их, а муж наведывался раза два в неделю, очевидно для того, чтобы сохранить возможность узнать нас в лицо, если ненароком встретимся на улице. Детишки потихоньку росли. Но до усыновления  моя семья была – дочь, мама и я.  

 У всякой истории есть предыстория. Что послужило толчком к мысли об усыновлении?

Вы знаете, мысль об усыновлении пришла ко мне совершенно внезапно. Т.е. я ни коем образом не готовилась к этому, не вынашивала никаких мыслей и планов. Жизнь складывалась таким образом, что я сама всегда нуждалась в помощи, т.к. одна растила двоих детишек. Мне было трудно психологически, так как муж не хотел разводиться и я находилась в положении соломенной вдовы – довольно неприятное состояние. Было тяжело материально – муж давал какие-то крохи, неизменно пафосно восклицая: «А как же живут советские учителя?» С тех пор я твердо знаю ответ – плохо.  Физически детишки тоже были на мне, так как мама еще работала, все приходилось делать самой. Я жила в затянувшейся на годы ситуации крайнего экстрима. Естественно, что едва выживая сама, у меня и мыслей не было об оказании помощи еще кому-то. Мысль  усыновить ребенка пришла ко мне внезапно, вдруг, вопреки логике всей предыдущей жизни.   Хорошо помню, я проснулась  и мое сознание отчетливо проявило эти два слова - усыновить ребенка.   И что самое поразительное - я отнеслась к этому совершенно спокойно,  не удивилась, не сомневалась, не размышляла. Просто начала действовать.

 Это только - ваше решение или и мужа тоже? Или мужа... нет? Вы писали, что воспитывали двоих детей без участия мужа. В дальнейшем вы о нем не упоминаете вообще. Предпочтение же отдается усыновителям - супругам?

 С мужем мы активно не общаемся уже два года, естественно о моем муже и речи не было, когда я думала как я буду усыновлять ребенка – было ясно, что на себя, одна. Мне в опеке говорили, что плохо, когда ребенок растет в неполной семье. На что я ответила -  кто ж возражает, что полная семья лучше, но где ж ее найти? Уже мы с братом росли в неполной семье, в неполной семье выросли и мои дети. Что же делать? Это наша реальность. А ребенку из двух зол – в доме ребенка или в  неполной семье – выбирать меньшее. В защиту неполной семьи могу сказать еще,  это я и сказала в управе, что один родитель воспитывает детей более гармонично, реализовывается одна линия воспитания. К тому же, дети не видят размолвок родителей. В моей семье вообще не было скандалов или конфликтов, у меня дети даже не умели плакать, только улыбались, были очень контактными в детских садах и школе. Учителя их любили.

Какова реакция семьи на Вашу идею. Поддерживали? Отговаривали?

Своей идеей я ни кем не делилась. Материально я обеспечиваю свою семья сама, так что в этом плане кроме себя спрашивать мне было некого. Что касается каких-либо других вопросов, то я уже сказала, что  я приняла мысль усыновить ребенка как данность, у меня не было каких-либо вопросов, сомнений. Поэтому ни с кем мне не надо было это обсуждать.   Я начала действовать и пробиваться к цели самостоятельно. А поскольку путь был довольно трудный и я до последнего момента не была уверена, что ребенок будет со мной, то тем более говорить было не о чем.

У вас есть еще ребенок, дочь, как я поняла. Расскажите о ней, пожалуйста немного. Я заранее прощу прощения за вопрос, понимаю, что очень тяжело, но что случилось  с другим ребенком? Усыновление - это желание заменить утрату или ... что-то другое? Что?

Я растила и сына и дочь. На момент усыновления у меня осталась только дочка.  Очень хорошая девочка, возраст у нее подростковый, она очень сильно сейчас меняется, т.е. становится иногда настолько новой, что мне даже трудно ее описать. А если говорить о том, какой она была, то ребенок рос необыкновенно добрым, открытым, всегда к людям была обращена улыбка, да и внешность соответствующая – белокурые кудри по плечам.  Я всегда ее считала ангелом во плоти – и по внешности, и по характеру.  С момента ее рождения была в нее влюблена. Сына, к сожалению, два года назад Господь у меня забрал.  Про него могу сказать тоже самое – ангел во плоти. Необыкновенно красивый, добрый. У нас была очень гармоничная и дружная семья. Мы любили друг друга, дружили, всегда было взаимопонимание. Сын и дочь тоже очень любили друг друга, они почти погодки, всегда были «не разлей вода». Да и со мной тоже не разлучить– все  выходные мы проводили на прогулках в лесу, в театрах, на аттракционах, отпуска я проводила с ними в путешествиях.

Вы спрашиваете, не вызвано ли решение усыновить ребенка желанием заменить утрату..? Я не понимаю этого выражения «заменить утрату»– не понимаю как можно кого-то кем-то заменить. Именно так трактовали в опеке мою ситуацию, т.е. объясняли для себя мой такой «непонятный» для них шаг. Тоже самое и говорит мой муж, т.е. что я как бы решила заменить своего сына, он вообще расценивает мое решение усыновить малыша как предательство по отношению к нашему ушедшему ребенку.  Или вот моя подруга мне сказала: «Твой сынок к тебе вернулся». Чушь собачья. Я же прекрасно знаю, что никем заменить моего сына нельзя – это очевидно.  Он единственным был – единственным и остался для меня. Также как и дочь – она для меня единственная. Также как и мой новый малыш – он единственный.  Это три совершенно самостоятельные любви.  Никакой взаимозаменяемости нет в этих вещах и быть не может, всякая мать это знает.  Другой вопрос – что имея по-прежнему двоих детишек и будучи по маковку загруженной заботами, у меня просто не возникло бы мысли о дополнительной нагрузке. И второй момент - горе человека совершенствует. Скорее всего моя душа стала более чистой, очистилась от шелухи, восприимчивость повысилась. Но это, если попробовать анализировать вообще.  В моем же конкретном случае, так я могу уже сказать об этом сейчас, не было моей воли – было решение  Высших сил дать мне счастье.  Безмерное счастье без каких-либо оговорок и заслуг.  До появления моего третьего ребенка я жила обычной жизнью с ее трудностями, горестями, конечно и счастьем. Но каким-то терпимым счастьем. То же, что испытываю я сейчас – это какое-то безостановочное, безграничное и едва терпимое счастье. Такого я не испытывала раньше никогда.

Вы знали куда обращаться, что делать? С чего все началось?  

Итак, абсолютно неожиданно ко мне пришла мысль усыновить ребенка. О том, что для этого нужно делать, я не имела ни малейшего представления. Поэтому для начала надо было собрать информацию.  Первым делом я пошла в  www.google.com и набрала слово «усыновление» на русском. Так я попала на www.7ya.ru и www.nanya.ru . На первом сайте я взяла всю теорию, а вот на сайте www.nanya.ru в форуме «приемные дети» я получила то, что неоценимо и что было очень эффективно – поддержку участников форума. Я излагала в форуме свои беды, и каким то необъяснимым образом сочувствие и советы людей мне помогали. Причем поддержка, казалось бы только словами, непонятным образом трансформировалась в реальное изменение ситуации. Дело в том, что у меня была довольно проблемная ситуация для усыновления. Во-первых, я была официально замужем, во-вторых,  я прописана у мамы, а живу фактически в квартире мужа. Т.е. по месту моей прописки я не прохожу по метрам, а там, где живу реально, не имею права на площадь. Т.е. у меня была куча проблем и опека не хотела со мной разговаривать. Но несмотря ни на что, я начала сбор документов. Первое – это медицина. Я оформляла медицинскую справку две недели. Это было самое трудоемкое. Параллельно – справка из милиции – пошла к участковому – под его диктовку сама на его машинке напечатала справку и на следующий день подписала в ОВД у начальника. Повезло. Справка с работы – это тоже проблема, так как кто ж вам напишет оклад в 7000 рублей? Тут тоже повезло. Потихоньку дело двигалось, бумажки собирались. Но трудности были впереди – опека не хотела со мной разговаривать. Выпроваживают и все. Не хотят принимать документы. Я настаиваю, они отвечают – оставляйте – мы Вам напишем отказ. Для наглядности опишу свой первый приход в опеку. – «Я хочу усыновить ребенка, замужем, имею дочь». Инспектор: «Я – против. У Вас уже есть ребенок, мы даем на усыновление только бездетным».  Так как мой взгляд выражал крайнее изумление по поводу полной абсурдности ее заявления (ведь я уже прочитала и Семейный кодекс, и Постановление и др. документы), она нехотя открыла шкаф и дала мне бланк формы на медицинское обследование. К слову, вот так вот встречают усыновителей на старте.

Вы пошли в первый попавшийся дом малютки? Как вы выбирали?

Итак, вырвав зубами ЗАКЛЮЧЕНИЕ о возможности быть усыновителем у опеки я понеслась в Префектуру. Префектура – это отдельная песня – это бальзам на мою израненную душу. Начнем с того, что свою изыскательскую деятельность помимо интернета я начала с Префектуры, так как это было единственное госучреждение, чье местоположение я знала. Я пришла в это здание и у дядечки на входе спросила: «А кто здесь занимается усыновлением?» Он показал мне на дверь на первом этаже – но это была не опека, просто справочная. Они очень мило мне ответили, что надо идти в районную Управу. Так как я не знала, где это, они по компьютеру нашли мне  адрес и телефон обеих Управ, так как прописана я по одному адресу, а проживаю по другому.  И сказали, чтобы я поднялась в отдел, занимающийся усыновлением – может мне еще там что-либо скажут. В отделе усыновлением занимается очень милая молодая девушка. Все встречи с ней вспоминаются мной с благодарностью. Это было «человеческое» лицо и вот к ней то я и понеслась со своим ЗАКЛЮЧЕНИЕМ. Она дала мне толстенную папку и сказала – выбирайте. Я сидела, наверное, часа полтора – смотрела анкеты детишек из четырех детских домов. Но поняла, что затея эта абсолютно бесперспективная. Ничего по этим анкетам и фотографиям понять было нельзя. Тогда я просто выписала пятнадцать детишек наугад, по нескольку из каждого дома ребенка. С этим листком в опеку. Они мне пятнадцать направлений. И вот я иду в первый детский дом. В папке у меня направления на пятерых детишек из этого дома ребенка. Прихожу в дом ребенка. Я уже по телефону договорилась с Главврачом. Из детишек по моему списку в доме ребенка было только двое – остальные лежали в больнице. Те же,  кто был - были девочки, а мне больше хотелось мальчика, хотя в принципе было все равно. Меня проводили в детскую комнату, где я увидела около двенадцати малышек. Такие славные. И мальчики, и девочки. Месяцев по 7-9, но на вид им где-то месяца по три. На мое удивление, что детишки такие крошечные,  персонал мне сказал, что дети недоношенные, поэтому такие маленькие. Мне сразу понравились два мальчика, были хорошие и девочки. Но поскольку я начиталась рекомендаций на сайте няня.ру, что лучше всего, когда начинаешь с нуля, т.е. усыновлять надо совсем маленького, то мне и хотелось не 7-9  месячного взять, а совсем маленького. Ходила-ходила кругами по комнате. Потом, вдруг, увидела за шкафом в кроватках спят два совсем маленьких грудничка – один у шкафа, другой  у окна. Я подхожу к тому, который у окна и спрашиваю: «А это кто?». - «Сейчас посмотрим. Это такой-то. Давайте посмотрим его  документы». Персонал был очень услужливый, т.е. старались удовлетворить все мои желания. И детишек показывали подолгу, и рассказывали про заинтересовавших меня подробно. И про этого малыша сразу пошли смотреть документы. Читаем - по шкале Апгара самый высокий бал, болезней нет, отказ на него написан, т.е. ребенок идеален и готов к усыновлению. Врач говорит: «Ничего себе – это такая редкость, чтобы и отказ был и ребенок такой здоровый. Вам повезло.» Я все еще сомневаюсь, состояние какое-то шоковое. Пошли еще раз к детям. На этот раз мой уже не спал. Я взяла его на руки, долго держала. Потом опять пошли к Главврачу. Они спрашивают: «Ну, как?». Я отвечаю: «Согласна, беру этого мальчика». Утром в префектуру - беру на него запрос и тут же подтверждаю согласие. Потом в опеку за направлением, сразу же несусь в дом ребенка, отдаю направление, потом опять смотрю малыша. На следующий день прихожу навещать, а мне говорят – а он в больнице. Т.е. он пробыл в доме ребенка два дня – именно в эти дни я и пришла – и опять в больницу.  Договариваюсь с персоналом, они звонят в больницу и вот я  уже у него в больнице. Две недели каждый день в больницу как на работу.

Назовите, если не сложно, те инстанции, которые надо пройти будущим усыновителям. Какие трудности встретились? Я понимаю, что они были почти на каждом шагу, может, попробуете описать, потому что это очень пригодится таким же людям. Какие -то светлые моменты были? Ощутили ли на себе пословицу "Мир не без добрых людей" ?

Усыновителям придется столкнуться с пятью инстанциями: Районная управа по месту регистрации усыновителей (она составляет Акт о жилищных условиях и дает Заключение о возможности быть усыновителем); Префектура (им Вы приносите Заключение о возможности быть усыновителем и они допускают Вас к анкетам детей); Дом ребенка (главное действующее лицо – Главврач – они дают Вам медицинское заключение о ребенке, свидетельство о рождении ребенка и отказное письмо родителей); Районная управа по месту нахождения ребенка (дает Заключение о возможности усыновить конкретного ребенка); Суд (должны присутствовать усыновители, представитель дома ребенка, представитель районной управы ребенка, прокурор). Это общая картина. Наиболее трудоемкая – первая часть – для получения Заключения о возможности быть усыновителем надо принести (1) медицинское заключение по установленному образцу – 5 диспансеров: психоневрологический, кожновенерологический, туберкулезный, наркологический, онкологический и три врача: терапевт, невропатолог и фтизиатр. Все это заверяется Главврачом медицинского учреждения, (2) справка из ОВД по месту регистрации об отсутствии судимости, (3) справка с работы о доходах (необходимо обеспечение прожиточного минимума каждому члену семьи – 2 600 рублей по Москве), (4) копия финансово-лицевого счета и выписка из домовой книги по месту регистрации, (5) автобиография, написанная в произвольной форме. Это все. На суд же Вы должны принести : (1) Заключение о возможности быть усыновителем с приложением перечисленных выше пяти документов + акт о проверке жилищных условий; (2) Заключение о возможности усыновления данного ребенка; (3) Медицинское освидетельствование ребенка, (4) Свидетельство о рождении ребенка,  (5) Разрешение на усыновление от  родителей ребёнка, если они известны и не лишены родительских прав.  Часто проблемные моменты возникают при получении медицинского заключения на ребенка и при отсутствии отказного письма от родителей ребенка. Но у меня таких проблем не было.

Что касается трудностей, то как я уже говорила, официально я была замужем и квадратные метры жилой площади по месту моей прописки не соответствовали нормам, требуемым при усыновлении. Но эти вопросы совершенно необъяснимым образом разрешились – муж дал письменное согласие на усыновление и оформил нашу квартиру на меня, т.е. я стала собственником двухкомнатной квартиры и могла уже обеспечить квадратные метры для проживания усыновляемого ребенка.

Но как говорится в русской сказке: «Эта службишка – не служба. Служба, брат, вся впереди». А впереди была районная Управа и ее инспекторы, которые и не собирались принимать у меня с таким трудом собранные документы. Как иезуиты – нет бы в начале отказать, они дождались, когда я соберу все документы, а потом хладнокровно заявили – «А мы принимать их у Вас не будем!». Что хочешь, то и делай. Я же не знала, что можно сдать документы в канцелярию, что они обязаны их принять.  Так называемая «полная правовая безграмотность населения».  Так я и билась лбом в стену полного равнодушия, безответственности и нежелания работать. Я пришла к выводу, что в районных опеках работает не соответствующий современности контингент работников. В основном – это женщины за 50 с менталитетом прежних советских времен.  Во-первых, для них посетитель – это вошь, полностью зависящая от их хотения или не хотения говорить с ним – ничтожным просителем.   Во-вторых, они вообще не видят необходимости что-либо хотеть или делать. Таким образом, как я уже сказала, собрав все документы, я никак не могла прорваться через районную опеку. Уже готовые справки лежали в управе три недели и специалист даже не пыталась приступить к ним. В конце концов я провела в Управе целый день с 9:00 до 19:00, контролируя  процесс написания Заключения инспектором и подписания его у Главы управы – т.е. целый день не выходила из коридора, чтобы инспектор опять не отложила мой вопрос. И вообще мой прорыв сквозь районную управу я могу сравнить только с героическим подвигом русского солдата. Наверное русским действительно все возможно.

Какие условия содержания в Доме малютки, как малыши себя чувствуют и т.п. Персонал? Бытовые условия?

Вы так мило называете эти заведения «Дом малютки», вообще-то они так не называются - это «Дом ребенка», по крайней мере так написано на входе. Я была в двух домах ребенка г. Москвы, а всего их 23. Один дом ребенка закрывался на ремонт, а во втором я нашла своего малыша. Так что опыт у меня не очень большой.  Что видела я  - условия содержания неплохие, т.е. кроватки, одежда, игрушки – все это есть. Меня поразило количество медицинского персонала, т.е. как мне показалось очень много и персонал очень квалифицированный – это видно.  Все бы хорошо – только, сразу видно, что никому эти детишки не нужны. Вид у них детдомовский. Я была в группе 7-8 месячных детей и потом во время гуляния со своим малышом видела детишек где-то 2-х летнего возраста.  Вы, наверное, видели этот взгляд, этот немой вопрос – почему меня бросили? Эти детишки никому не нужны и они это чувствуют. И вообще-то сказать, что им хреново, это ничего не сказать. Да и словами не опишешь. Это надо видеть, чтобы понять.  Брошенные, вычеркнутые из жизни маленькие создания.  Вот эту печать заброшенности они и носят на себе – она на лицах,  щупленьких фигурках. Да что говорить...

Вообще - на ваш взгляд - как у нас в стране обстоит дело с усыновлением? Это очень трудно? Действительно ли  отечественные усыновители проигрывают рядом с зарубежными? Последние пользуются большими правами? 

 Я не знаю как у нас в стране обстоит дело с усыновлением. Я никогда не занималась этой проблемой. Я знаю только, что когда я пришла в районную управу к должностным людям, которые занимаются этой проблемой, то со мной разговаривать не стали, меня постоянно выставляли за дверь как инспектор, так и заместитель главы управы.  Никакой информации о документах, которые надо собрать, и  о процедуре усыновления в управе не было. Вторая районная управа - по месту моего фактического проживания, хотя и вывесила список документов, необходимых для усыновления, но любезностью не отличалась также, как и первая. Инспектора были крайне недоброжелательны, основной лейтмотив – идите отсюда. Инспектора абсолютно безграмотны в правовых вопросах, не знают нового законодательства, не знают, какие детишки в домах ребенка. Мне инспектор ответила: «Еще чего, буду я разъезжать по домам ребенка. У меня и так дел хватает». Я не понимаю, как инспектор по опеке районной управы, может не бывать в домах ребенка. Чем же она тогда занимается? В префектуре подход был более позитивным, но я думаю, что это благодаря  конкретному человеку, который там сидел, а не системе. С иностранными усыновителями я не общалась, не знаю легче им, чем нам или нет.  Но думаю, что тоже не просто.

Вы писали, что попали на няню.ру - как давно? Сколько длилась ваша эпопея с усыновлением от и до?

На няню.ру я попала в марте месяце, когда зашла в поисковую систему. Весь период усыновления занял у меня ровно три месяца день в день. Третьего марта у меня впервые появилась эта мысль, а третьего июня малыш был дома. Три месяца – это много или мало? Вроде бы и совсем мало, но представьте себе, что в прошедшем году  четвертую его часть вы потратили на хождение по различным инстанциям,  четверть года была прожита на пределе эмоциональных и физических сил.  За рабочий год людям дают три недели отпуска – и эти три недели восстанавливают наши силы на весь предстоящий год. В моем случае три месяца я провела  с  максимальным напряжением всех жизненных сил. В большинстве случаев усыновители приходят к мысли усыновить ребенка в результате, мягко говоря, не совсем благоприятных жизненных ситуаций. Это эмоционально и так очень чувствительные люди.  И в дополнение к изнурительной бумажной волоките, им приходится непрерывно получать и эмоциональную травму при общении с работниками опек, медицинскими работниками. Приходится просто удивляться эластичности  человеческой психики, тому, насколько высока планка тех переживаний, которые выпадают на долю усыновителей и возможности последних ее преодолевать. Неужели чувство милосердия так чуждо сердцам работников социальных органов? Зачем  быть так бессмысленно жестокими с людьми, в большинстве случаев столкнувшихся с трагедией. Говорю так, потому, что после трех месяцев совершенно запредельного напряжения я должна была со «свежими силами» приступить к главному – воспитанию ребенка, причем грудного. Представляете, в каком состоянии я была, когда я дождалась счастливого момента – заседания суда.  А ведь этот момент – это начало пути – долгого пути родительского труда. По-моему надо думать об этом, о том, что для усыновителей после положительного решения суда труд только начинается и не измочаливать их прежде времени.

Что бы Вы могли посоветовать людям, желающим усыновить ребенка.

Я бы хотела посоветовать им усыновить ребенка, а может быть и двоих, троих.  Детишки так их ждут. И быть максимально позитивно настроенными по отношению к детишкам в домах ребенка и детских домах , и самое главное быть глухими к любым негативным репликам по поводу усыновления, приемных детишек и т.д. Как я прочитала в статье – «максимально оградите себя от негативно настроенных людей, чтобы не испортить себе удовольствие от встречи с ребенком». 

Как ваша семья, в частности Ваша дочь восприняли малыша.

Моя дочь восприняла рождение своего братика как и любой другой ребенок в любой другой обычной семье совершенно естественно – она была рада прибавлению в семействе, хотя, как в последствии оказалось, ревнует меня. 

 Почему Вы решили назвать малыша Эдуардом? Ведь Вы - из России?

 По-поводу имени ситуация очень интересная. Сын мой назван в честь английского графа, который родился в России, прожил в ней 81 год, и был русским православным монахом.  Вот и судите теперь, русское это имя или не русское. По-моему более русского, чем русский православный монах и придумать трудно.

Сейчас - (прошло 2 месяца) Вы не жалеете? Вам помогают?

Я не то что не жалею, я даже боюсь на секунду представить, что этого могло бы не быть. Если бы мне сейчас сказали – мы тебя возвращаем назад, но предупреждаем, что тебе будет в тысячу раз сложнее пройти весь этот путь, я побежала бы бегом начинать все сначала, даже не дослушав. Какая же я была «дурочка», переживала из-за какой-то ерунды, так называемых «трудностей» в процессе усыновления, когда меня ожидало «ТАКОЕ СЧАСТЬЕ». 

Кто мне может помочь, кроме меня самой? Мой муж через 10 дней после заседания суда, подал на развод (наконец-то созрел), чтобы не иметь никакого отношения к ребенку и не помогать ни коем образом. Смешно, как будто кто-то на него рассчитывал и как будто он когда-либо помогал. Я была кормильцем, кормильцем и осталась. Но главное - было бы кого кормить, а прокормить – я прокормлю. А вообще-то, помогает мама – сидит с сынулей.

Елена, декабрь 2002 года.


Предыдущий  материал Вернуться к оглавлению подраздела Следующий материал

ОГЛАВЛЕНИЕ РАЗДЕЛА НА ГЛАВНУЮ ЗАДАТЬ ВОПРОС

 "К НОВОЙ СЕМЬЕ" ©

Проект содействия развитию семейных форм воспитания детей,  оставшихся без попечения родителей

БФ "ПРИЮТ ДЕТСТВА" ©

МОСКВА 2002