ОПЫТ ПРИЁМНЫХ СЕМЕЙ - ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Россия. Открытое усыновление – практический опыт. 


 Статья подготовлена автором 

Соблюдать или нет тайну усыновления – один из самых «больных» вопросов, волнующих усыновителей.

Мы никогда не скрывали от своего приемного сына факт его усыновления. Впервые этот вопрос возник, когда он спросил: «Был ли я у тебя в животике?». В это время ему было года четыре. Я ответила, что он был в животе у другой тети, она его родила. Потом он попал в больницу, а оттуда в Дом ребенка. Это такое место, похожее на его детский сад, только там живут совсем маленькие дети, «груднички», которые еще не нашли своих родителей. Через какое-то время, когда этот вопрос выплыл снова, я объяснила Давиду, что есть люди, которые могут родить ребенка, но по каким-то причинам не готовы его воспитывать (нет денег, плохое здоровье, просто понимают, что не могут уделять ребенку достаточно сил и внимания). С другой стороны, есть женщины, которые очень хотят иметь ребенка, но у них не получается его родить. Вот для таких людей и существуют Дома ребенка, где они могут найти себе детей. «А как ты поняла, что именно я твой сын?», - спросил Давид. «Мне подсказала моя душа», - ответила я. Я объяснила, что, в моем понимании, душа – это то, что делает человека неповторимым, а, с другой стороны, - это частица Бога, которая дает человеку возможность чувствовать то, до чего невозможно дойти умом. Можно было употребить слово «интуиция, внутренний голос», но лично мне ближе это объяснение. «Значит душа – это такое невидимое сердце». – Поразмыслив, произнес мой ребенок, и я почувствовала, что он меня понял.

Периодически возвращаемся к теме усыновления, и не всегда это получается так гладко и безоблачно. Однажды (по иронии судьбы это произошло в мой день рождения) шестилетний Давид сказал мне: «А ты мне не очень-то родная мама. Ты ведь не была мной беременна и не рожала меня. Меня родила другая мама, а потом от меня отказалась. Вот для Темы (это его друг) его мама по-настоящему родная, а ты - нет». Можно себе представить, как меня «порадовали» эти слова. И все же, едва сдерживая  слезы, я нашла в себе силы спросить сына: «А сам-то ты как думаешь, у тебя есть другая мама, кроме меня?» «Нет», - ответил он. «Ты-то сам считаешь меня своей мамой или у тебя есть какие-то сомнения?» - «Да нет, ты моя мама». «Ты хочешь со мной поговорить на эту тему или просто хотел еще раз рассказать мне о том, что тебя родила не я». «Да, просто хотел рассказать». «Понятно. А тебя это волнует?» «Да нет, какая разница, кто меня родил». «Ну, вот и хорошо». На этом разговор был окончен.

Недавно, спустя три года, снова речь зашла о детях, оставленных родителями. Мы снова обсудили историю самого Давида и его младшего брата Левы (нашего второго приемного сына). «Почему же все-таки она ушла и оставила меня в роддоме?» - спросил мальчик. «Наверное, понимала, что у нее не будет возможности уделять тебе столько внимания и любви, сколько тебе нужно» - ответила я и приготовилась продолжать обсуждение. «Ну, вот и хорошо, что так получилось, - неожиданно закончил разговор мой ребенок. -  Ведь иначе я бы тебя никогда не встретил. Можно я пойду поиграю в компьютер?» J.

Дети и взрослые вообще очень по-разному воспринимают явления действительности. Если изначально родители открыто обсуждают с ребенком вопросы  усыновления, то он воспринимает его (усыновление) не как исключительный факт, а как один из обычных способов создания семьи. Таким образом, болезненное напряжение, связанное с осознанием собственного усыновления, практически снимается (по крайней мере в определенном возрасте). Недавно просматривала в присутствии Давида журнальную статью о «белой» американской семье, усыновившей темнокожего малыша. Мы полюбовались на фотографии, обсудили, похож или не похож маленький мулатик на нашего пятилетнего Левку, а потом Давид спросил: «А зачем вообще эту статью написали? Ну, усыновили – и усыновили, обычное дело. Что тут особенного? Нашли о чем писать». И еще один пример, несколько анекдотический. Однако, на мой взгляд, он тоже отражает особенности детского восприятия. Вернувшись из школы, Давид спросил меня о том, кто такие «голубые». У нас принято достаточно спокойно обсуждать «острые темы». Я ответила, что это мужчины, которым нравятся не женщины, а другие мужчины. Иногда они даже живут вместе. «А сексом занимаются?». – Спросил мой «осведомленный ребенок» J. Я ответила утвердительно. «Да, но ведь детей-то у них быть не может, - продолжал он вдумчиво. – Как же они без детей-то живут?… А, наверное, усыновляют…ну, все с ними понятно» J

Также хочу отметить, что ручки как реклама эффективны благодаря двум факторам. Во-первых, у них целевое попадание (их вручают партнерам, клиентам, то есть тем, кому интересны рекламируемые услуги, товар). Во-вторых, такой сувенир имеет длительное воздействие (ею пользуются, пока не заканчиваются чернила). Рекламные ручки не ударят по бюджету фирмы: ручки под нанесение можно приобрести по оптовой цене. Еще одно преимущество в том, что рекламные ручки изготавливаются качественно и красиво, поэтому те, кому вручают такой подарок, пользуются им с удовольствием.

Я вполне отдаю себе отчет, что тема усыновления в нашей жизни еще возникнет, и не один раз. Младшему сыну -Леве уже пять, старшему - Давиду 9 лет. Возможно, в какой-то момент ему захочется отыскать свою «биологическую маму». Наверное, мне будет тяжело и больно, но я не стану ему препятствовать. Это его право, и его надо уважать.

 

Алла Брук, мама двух приемных сыновей, Москва,  

Пообщаться с приемными родителями можно на конференции "Приемный ребёнок"


Предыдущий  материал Вернуться к оглавлению подраздела Следующий материал

ОГЛАВЛЕНИЕ РАЗДЕЛА НА ГЛАВНУЮ ЗАДАТЬ ВОПРОС

 "К НОВОЙ СЕМЬЕ" ©

Проект содействия развитию семейных форм воспитания детей,  оставшихся без попечения родителей

БФ "ПРИЮТ ДЕТСТВА" ©

МОСКВА 2002-2014