ПУБЛИЦИСТИКА

Вырастешь, ты ее поймешь... 


 

Ежемесячно два-три малыша остаются сиротами при живых родителях

Она отказалась даже взглянуть на него. С самого начала она знала, что так будет. Кошмар закончился, теперь главное побыстрее выбраться отсюда. Надо оперативно оформить отказ и... свобода! Будут у нее еще дети, а этот, этот не вовремя. Государство у нас гуманное вырастит, никуда не денется...

Статистика неутешительна. Только в роддомах ежемесячно отказываются в среднем от двоих-троих детей.

Государство понятие бесплотное. Кто же в действительности берет на себя ответственность за судьбы крох, несправедливо обиженных судьбой?

Полет над гнездом кукушки

Пьяницы, наркоманки, неоперившиеся девицы, слыхом не слыхавшие о безопасном сексе так или примерно так выглядит несостоявшаяся мамаша. Говорят о сложной экономической ситуации в стране: на себя денег нет, еще ребенка корми. Мне еще личную жизнь устраивать, Что прикажете аборт делать, а если осложнения? - подобные заявления Ольге Давыдовой, главному врачу петрозаводского Дома ребенка, и Марине Зверевой, директору Центра усыновления при Минобразования РК, приходится выслушивать очень часто. Действующие лица меняются, сценарий один и тот же.

Выбери меня

Далеко не каждому малышу написано на роду найти новых папу и маму. Многие мечтают усыновить здорового малыша, но абсолютно здоровых младенцев сейчас очень мало. Большинство из детей, которых бросают в роддомах, благодаря подвигам родителей рождаются с таким букетом болезней, что у медперсонала волосы на голове встают дыбом. Плод травят химией, заливают спиртным...

Одной из самых оптимальных техник окрашивания является окрашивание шатуш или его аналоги. Окрашивание шатуш - это уникальная методика окрашивания волос. Если ею активно пользоваться, то можно имитировать естественное выгорание волос и красивый цвет. При этом такое окрашивание можно проводить не чаще, чем раз в два месяца. При окрашивании шатуш не используют фольгу.

Но даже не страшные диагнозы мешают усыновлению. Главным образом препятствуют этому матери несчастных детей. Многие отказ не оформляют, а пишут, что временно перекладывают заботы о своем ребенке на плечи государства. И живет малыш в Доме ребенка сирота при живых родителях, а родителей и след простыл. А ребенок в это время растет на государственных хлебах, шансов быть усыновленным нормальными родителями у него все меньше и меньше. Российские граждане предпочитают брать в свою семью детей лет до трех, иностранцы до шести. А для тех воспитанников Дома ребенка, кто перерос этот рубеж, прямая дорога в казенные детдома. Так, предав своего ребенка один раз, родители могут исковеркать ему и дальнейшую жизнь.

Собака на сене

Многие помнят недавнюю историю о цыганской девочке, якобы отобранной у родителей и переданной в чужие руки. На самом деле женщина, родившая девочку, отказалась забирать ее из роддома, не потрудившись даже оформить отказ. Малышку передали в Дом ребенка. Когда ребенку исполнилось три месяца, работники Дома ребенка были вынуждены искать родителей. Когда семью, наконец, нашли, выяснилось, что мать оповестила всех о смерти дочки.

Бабушка умершей девочки знать о внучке ничего не хотела: Мне брата ее девать некуда... . Позже мать все-таки оформила отказ, объявившись в Доме ребенка с сыном на руках в таком состоянии, что их пришлось покормить. Малышке повезло: ее удочерили довольно быстро. После чего в Доме ребенка опять нарисовалась мать девочки: она пришла искать свою дочь. А затем Дом ребенка осадил целый табор, требуя вернуть девочку. Удивительно: сначала ребенок никому не нужен, но когда находятся люди, готовые взять на себя заботы о нем, подарить ему свою любовь, объявляются родственники, требуя вернуть ребенка (видимо, в расчете заработать на этом). Многие родители, которых годами не могут найти, незамедлительно находятся, когда, к примеру, надо продать квартиру, в которой прописаны давно забытые сын или дочь.

Нас не надо жалеть

Малышей, у которых нет проблем со здоровьем, усыновляют, почти сразу. Причем первоочередное право здесь имеют российские граждане. Иностранцы по нашим законам могут брать в свои семьи только тех малышей, которых не усыновили наши соотечественники. Младенцы, здоровье которых вызывает опасения, отправляются в Дом ребенка на реабилитацию.

Там замечательные игрушки, добротная мебель, яркая одежда. На праздники девочки повзрослее (в Доме ребенка живут дети не старше 4 лет) не по одному разу меняют наряды, не без участия воспитателей, конечно. Даже недавно родившиеся крошки посещают музыкальные занятия. Правда, ни петь, ни танцевать самостоятельно они не могут, зато могут слушать. Есть в Доме свой оборудованный спортивный зал. Но самая любимая комната кабинет психолога. Хотя кабинетом это не назовешь: просторное помещение, где занимаются с каждым индивидуально. Все, независимо от возраста, с нетерпением ждут своей очереди. В этом царстве игрушек есть где развернуться. Пособиям, по которым малыши учатся познавать окружающий мир, позавидовал бы любой детский сад. Честно сказать, была бы возможность, и взрослые не отказались бы остаться там поиграть часок-другой, пока никто не видит.

Дети, попадающие в Дом в результате лишения родительских прав, поддаются реабилитации намного медленнее. Случалось, что приводили детей, родители которых, одурев от пьянства, бросали их одних на несколько дней. Многие из таких малышей не знакомы ни с какой едой, кроме самой элементарной. Приходится начинать знакомство с продуктами. Был на памяти работников Дома такой случай. Взяла одна мамаша своего мальчишку домой, а через неделю вернула со словами: Заберите его, он слишком много ест... . Кстати, о родительницах разговор отдельный. За каждой из них работники Дома ребенка ходят месяцами, уговаривая одуматься. Дело почти бесполезное. Не действуют даже встречи с детьми, тщательно спланированные работниками.

В новую семью провожают всем Домом. Хотя и тяжело расставаться, но никакие блага не заменят ребенку матери. Тем более что это первая в их жизни собственность, и ее не надо ни с кем делить.

Мы выбираем, нас выбирают

За 1997 год на усыновление было передано 165 детей. Всех усыновителей сразу предупреждаем, говорит Марина Михайловна, что не они выбирают ребенка, а мы подбираем малышу семью, в которой ему было бы хорошо. Мы не позволяем устраивать смотрины, травмируя детей. Ведь в каждом приходящем они видят своих маму или папу. Одного из наших малышей мы предлагали раза четыре. На пятый он просто спрятался и отказался выходить, так что подобную практику мы решили прекратить. Мы стараемся собрать как можно больше информации о тех людях, кто собирается стать усыновителем. Помимо заявления и всех необходимых документов, сотрудники Центра и администрация Дома ребенка с каждым встречаются, стараются определить, смогут ли они взять на себя ответственность за судьбу ребенка.

Мы с удовольствием встретим каждого, кто готов подарить свою любовь нашим воспитанникам. Ни с одним из наших усыновителей мы не теряем связи, как бы далеко от Петрозаводска они ни проживали. И их иностранные родители не скрывают российское происхождение своих детей. Прекрасно зная, какими были биологические матери их малышей, они никогда не наговаривают на них. Наоборот, считают своим долгом объяснить как можно объективнее, почему русская мама поступила так. Ей, дескать, было нелегко, когда ты вырастешь, то ты ее поймешь. 

Елена Харитонова


Предыдущий  материал Вернуться к оглавлению подраздела Следующий материал

ОГЛАВЛЕНИЕ РАЗДЕЛА НА ГЛАВНУЮ ЗАДАТЬ ВОПРОС

 "К НОВОЙ СЕМЬЕ" ©

Программа содействия развитию семейных форм воспитания детей,  оставшихся без попечения родителей

РБФ "ПРИЮТ ДЕТСТВА" ©

МОСКВА 2014