УКАЗАНИЕ  ГЕНЕРАЛЬНОЙ  ПРОКУРАТУРЫ  РФ

 

О состоянии  исполнения законодательства при усыновлении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и практики прокурорского надзора 1999 год.


Проведенное управлениями по делам несовершеннолетних и молодежи и по надзору за законностью постановлений судов по гражданским делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации обобщение материалов прокурорской практики свидетельствует, что нарушения законности в работе органов опеки и попечительства, иных учреждений, занимающихся организацией усыновления детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, судов носят распространенный характер. Прокурорский надзор осуществляется во многих регионах ненадлежаще.

Как показало изучение вопроса, социально-экономический кризис в стране сказался прежде всего на детях. Появилось огромное число беспризорников (по некоторым данным, их несколько миллионов), юных бомжей (сотни тысяч), чье содержание и даже выживание стало сугубо их личной заботой. Между тем согласно статистике количество выявленных детей, оставшихся без попечения родителей, из года в год снижается, что свидетельствует о бездействии многих учреждений, Органов опеки и попечительства. К тому же сокращается число специалистов по охране прав детей — сейчас 949 муниципальных образований вовсе не имеют таких специалистов.

Статьей 20 Конвенции ООН о правах ребенка и ст. 123 Семейного кодекса Российской Федерации провозглашено, что устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, в семью — приоритетная форма его воспитания.

Однако в стране происходит прямо противоположный процесс. Число детей, устроенных в семью (под опеку, попечительство, в приемные семьи, на усыновление), сокращается, но в то же время растет число так называемых «государственных детей», то есть тех, кто воспитывается в детских домах и интернатных учреждениях. За последние три года число детей, переданных на усыновление, уменьшилось на 17% (в 1996г. — 30635 детей, в 1998г. — 25461), под опеку — на 10% (в 1996г. — 72850 детей, в 1998г. — 65357), а количество детских домов, не считая других учреждений интернатного типа, увеличилось на 229, число их воспитанников — на 32% (в 1996г. — 56732 детей, в 1998г. — 74728).

Вместе с тем даже при всех неблагоприятных факторах есть регионы, где находят достаточно эффективные возможности для цивилизованного устройства детей-сирот. Примером может служить Самарская область. Созданная в области система многопрофильной помощи родителям, взявшим детей на воспитание, позволила передавать в семьи до 80% детей, лишившихся родительского попечения. Если раньше в г. Самаре усыновляли в год примерно 30 детей при тысячной очереди на усыновление, сейчас — несколько сот. Проводимая практика социальной работы в области дала возможность закрыть шесть детских учреждений для детей-сирот, а детей устроить в семьи. Высвободившиеся 126 млн. руб. направлены на поддержку детей, устроенных в семьи. Противоположная ситуация наблюдается в Ярославской области, где за последние четыре года открыто 19 новых учреждений для детей, лишившихся попечения родителей, а число детей, переданных на усыновление, постоянно сокращается. Опыт работы Самарской области распространялся межведомственной комиссией по делам несовершеннолетних при Правительстве Российской Федерации, однако должного развития не получил.

Как свидетельствуют материалы прокурорского надзора, в регионах крайне низка активность органов опеки. Их деятельность вопреки требованиям ст. 123 СК РФ сведена в основном к подбору детей только тем гражданам, которые сами обратились с такой просьбой, тогда как органы опеки обязаны в инициативном порядке подыскивать детям-сиротам усыновителей.

Работа с кандидатами в усыновители на местах не налажена. В нарушение требований ч. 2 ст. 126 СК РФ органами исполнительной власти ряда субъектов Федерации не разработан порядок учета лиц, желающих усыновить детей. Не случайно распространены нарушения данной нормы закона, а также постановления Правительства Российской Федерации от 15.09.95 №917 «Об утверждении положения о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам», регламентирующих порядок учета кандидатов в усыновители. Не соблюдается 15-дневный срок подготовки заключений о возможности граждан быть усыновителями, не истребуются заявления от лиц, желающих усыновить ребенка. Как показала судебная практика, заявления усыновителей не соответствуют требованиям, предъявляемым ст. 126 СК РФ, ст. 2632 ГПК РСФСР. Во многих делах отсутствуют сведения о самих усыновителях, детях, которых они хотят усыновить, не указываются обстоятельства, обосновывающие просьбу об усыновлении ребенка, и т.д. Ненадлежащая подготовка органами опеки и попечительства материалов является основной причиной последующей отмены судом многих усыновлений, что крайне негативно сказывается на психическом состоянии детей (Чувашская Республика, Брянская, Томская, Тульская, Тюменская, Челябинская области).

Рациональная по сути идея, заложенная в Семейный кодекс Российской Федерации, об организации местного, регионального и федерального учета детей, подлежащих усыновлению, на практике превратилась в чисто формальную статистическую процедуру. Повсеместно не выполняются требования ст.ст. 122, 126 СК РФ, определяющих порядок и сроки выявления и учета детей оставшихся без попечения родителей. Должностные лица образовательных, лечебных учреждений и учреждений социальной защиты населения направляют сведения о таких детях в органы опеки и попечительства несвоевременно, в результате тысячи детей длительное время содержатся в больницах, приютах, домах ребенка в ненадлежащих условиях. Между тем, как показывает практика, именно в раннем возрасте дети имеют наилучшую перспективу усыновления, а упущенное время оборачивается большими сложностями. Об этом свидетельствуют издержки практики работы соответствующих органов в республиках Карелия, Чувашской, Приморском и Ставропольском краях. Архангельской, Астраханской, Волгоградской, Московской, Смоленской, Тверской, Тульской, Тюменской, Челябинской, Читинской, Ярославской и других областях. Выборочной проверкой лишь в семи регионах страны выявлено 1774 ребенка, сведения о которых вообще не передавались ни на местном, ни на региональном, ни на федеральном уровне, и эти дети выпали из поля зрения органов опеки и попечительства. Только в ходе проверки в Тверской области на региональный учет дополнительно было поставлено более 400 детей, подлежащих устройству в семью.

При таком положении совершенно недопустимо бездействие прокуроров по применению мер административного воздействия к должностным лицам, когда выявляются нарушения порядка и сроков представления сведений о несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей. Все прокуроры в своих докладных записках констатировали, что за последние три года дела по ст. 193 ч.1 КоАП РСФСР судами не рассматривались. И даже по результатам настоящей проверки из 20 прокуратур регионов лишь в трех были возбуждены административные производства (всего 7).

Серьезные недостатки вскрыты в организации регионального учета. Зачастую отсутствует обмен информацией о детях даже в пределах конкретного региона. Например, все данные о детях, проживающих в Чувашской Республике, сосредоточены в Министерстве образования Чувашии и до органов опеки на местах не доводятся, и им приходится довольствоваться информацией лишь о детях, проживающих в пределах их территории. Выборочное изучение анкет на детей-сирот в федеральном банке данных Минобразования России показало, что лишь четверть из них была передана своевременно.

Не способствует практике усыновления отсутствие соответствующего информирования населения. В этом деле крайне редко используются газеты, телевидение. Между тем польза от такой деятельности очевидна. Когда по Архангельскому телевидению рассказали о трудной судьбе Виталика А., в адрес областной детской больницы, где он содержался, пришли десятки писем от граждан, желающих взять мальчика на воспитание.

Снижение эффективности детского здравоохранения, безудержная коммерциализация медицинских услуг оставляют все меньше надежд для родителей, в том числе усыновителей, полностью вылечить больного ребенка. Это является одним из серьезных факторов, тормозящих развитие усыновления.

Вместе с тем повсеместно отмечаются факты так называемой «избыточной» медицинской диагностики детей-сирот, что усугубляет проблематичность их усыновления. На этот феномен указывалось, в частности, в ноте посольства Италии в России от 22.07.94. Итальянская сторона (а Италия стоит на втором месте после США по количеству усыновлений российских детей — свыше 2 тысяч за последние 3 года) обратила внимание на то, что поставленные российскими медиками диагнозы детям, усыновленным итальянскими гражданами, как правило, не подтверждались, дети оказывались здоровыми. Даже сейчас в федеральном банке данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, можно обнаружить такие нелепые диагнозы, «как задержка речевого развития» у двухмесячных младенцев. Или же детям ставится диагноз «интеллектуальная недостаточность», тогда как в международной классификации болезней такого диагноза не существует. По мнению специалистов, только ребенку в возрасте до полутора лет возможна постановка диагноза «перинатальное поражение центральной нервной системы», однако этот диагноз присутствует в анкетах детей 7-летнего возраста и даже старше.

Ныне наиболее распространенный диагноз у детей, подлежащих усыновлению, — «задержка психомоторного развития как следствие перинатального поражения центральной нервной системы», который весьма озадачивает российских усыновителей и в значительной степени препятствует усыновлению. Между тем представитель итальянской фирмы «Аркоболена» Н. Фратти пояснила, что таких детей итальянские граждане берут охотно, так как, по итальянским нормам, этот диагноз не является заболеванием и после трех месяцев воспитания в семье ребенок вполне здоров.

Выборочным изучением специалистами-медиками анкет федерального банка данных выявлено, что сведения о состоянии здоровья детей неточны и нуждаются в конкретизации. По наблюдениям врачей НИИ педиатрии РАМН, медицинские заключения на детей, подлежащих усыновлению, зачастую составляют не лечащие врачи, а другие специалисты, которые в силу своего профиля не всегда компетентны в конкретном заболевании ребенка. Причем делается это без осмотра ребенка, только по медицинским документам, что вообще недопустимо.

Проверка в Волгоградской области показала, что главные врачи домов ребенка системы здравоохранения, куда поступают малыши в возрасте до 4 лет, не обеспечивают лечебную коррекцию нуждающихся в этом воспитанников. В результате ребенка, не получившего своевременной медицинской помощи, ожидает практически одна дорога — инвалидность и пожизненное содержание в собесовском интернате. А главные врачи домов ребенка ссылаются между тем на отсутствие средств на лечение. Достаточно часто, например, детям ставятся такие диагнозы, как «заячья губа», «косоглазие», «волчья пасть». Только в федеральном банке данных детей с подобными заболеваниями числится более 1,5 тысяч. По утверждению специалистов, эти дефекты полностью устранимы. Однако соответствующее лечение не проводится, и многие дети обречены долгие годы пребывать в сиротском учреждении. Есть примеры и другого рода. Из дома ребенка г. Волгограда (главный врач Ромаданов Г. Н.), где проявляется забота о здоровье детей, ни один ребенок за многие годы не был переведен в собесовский интернат, хотя это учреждение специализированное — для детей с поражением центральной нервной системы. Характерный пример: гр. Н. по совету врачей роддома отказалась от дочери, которая родилась с таким заболеванием, как «криволапость и криворукость». Девочка поступила в указанный дом ребенка, где ее вылечили и вернули матери. К сожалению, постановка работы этого учреждения является для г. Волгограда исключением. Как правило, руководители сиротских учреждений не обращаются в комитет по здравоохранению с ходатайствами о лечении воспитанников. Зафиксировано лишь одно обращение, но и оно не было удовлетворено.

Вполне очевидно, что число детей, переданных на усыновление, могло значительно увеличиться, если бы медицинскими работниками принимались необходимые меры по проведению ранней медицинской реабилитации детей.

Между тем прокуроры при организации настоящей проверки внимание данной проблеме не уделили. К участию в проверке специалисты не привлекались. Ни в одном представлении, внесенном в органы управления здравоохранения, этот вопрос не рассматривался. Причины невыполнения ст. 7 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» не установлены. Оказалось проще посетовать на привередливость российских усыновителей, «которые хотят лишь здоровых детей» (прокуроры республик Карелия и Чувашской, Архангельской, Брянской, Калининградской, Московской, Ростовской областей и др.). К примеру, в докладной записке прокуратуры Псковской области дается полное описание болезней детей, усыновленных иностранцами, и тут же констатируется, что многие успешно пролечены за границей, по развитию догнали своих сверстников и успешно адаптировались в новых условиях. Однако вопрос, почему дети не пролечены в области, остался без внимания.

В ходе проверок прокурорами Архангельской и Смоленской областей выявлены факты установления главными врачами ряда лечебных учреждений незаконной платы за медицинские услуги, связанные с усыновлением. Противоправные приказы опротестованы.

Хотя ст. 124 СК РФ закрепила условия наибольшего благоприятствования для российских усыновителей, чем для иностранных, что соответствует ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка, реально это не привело к положительной динамике усыновления детей российскими гражданами, напротив, статистические данные свидетельствуют об обратном: международное усыновление из года в год растет (за 3 года +72%; с 3251 в 1996г. до 5604 в 1998г.), а у нас в стране снижается (—14%; с 8799 в 1996г. до 7574 в 1998г.).

Уже сейчас в г. Санкт-Петербурге усыновление детей иностранными гражданами составило 85% от общего количества усыновленных, в Республике Карелия—70%, в Тульской области — 68%, в Тверской — 65%, в Брянской, Владимирской, Смоленской, Ярославской областях, в г. Москве — более 50%, в Ростовской области — 40%. В Московской области каждый третий, а в Читинской каждый четвертый ребенок выбывает за пределы государства. Из 36 детей, усыновленных иностранными гражданами в Ленинском районе г. Челябинска, — 20 на усыновление российским гражданам вообще не предлагались, а в г. Троицке Челябинской области в 1998г. все дети были переданы на усыновление иностранцам, хотя российские граждане — жители этого региона стоят в очереди на усыновление детей по несколько лет.

Как показали проверки, если до российских граждан информация о детях, подлежащих усыновлению, практически не доходит, то иностранные кандидаты в усыновители не испытывают в ней недостатка. К их услугам полные сведения о ребенке, в их распоряжении фото- и видеосъемка, им предоставляется право беспрепятственно посещать детские учреждения минуя установленный порядок. Для них организуется предварительное знакомство с детьми не только в детских учреждениях, но и в стране проживания самих иностранных граждан.

При поступлении сведений о детях, которые могут быть переданы на усыновление, региональный банк данных Калининградской области, например, копии анкет на детей сразу же направлял в Минобразование России, сокращая таким образом время ожидания своей очереди иностранными гражданами. При этом меры по устройству детей на воспитание в семьи российских граждан не принимались. Работники детских учреждений Тульской и Челябинской областей предоставляли конфиденциальную информацию о детях доверенным лицам иностранных граждан, которые вопреки существующему порядку беспрепятственно посещали эти учреждения для подбора детей, грубо игнорируя приоритет российских граждан.

Подобные противозаконные услуги практикуются и в Тверском областном центре по централизованному учету детей, лишившихся попечения родителей. В знак благодарности иностранные фирмы и граждане передают на специальный счет центра немалые средства в валюте и рублях.

Ни в одном из 50 проверенных личных дел детей, усыновленных иностранными гражданами в Кемеровской области, нет справок органов опеки и попечительства, подтверждающих, что ребенок предлагался на усыновление гражданам России.

При рассмотрении Ростовским областным судом дела об установлении усыновления заявители — граждане США, супруги X., пояснили, что видеозапись о ребенке, который родился в январе 1998г., они просмотрели уже 19 марта, в то время как в региональный банк данных сведения о нем поступили только спустя 13 дней, а в федеральный банк данных и того позже. Таким образом, вопреки закону иностранные усыновители были поставлены в явно приоритетное положение по отношению к российским. И подобные факты — достаточно типичное явление (Чувашская Республика, Волгоградская, Ивановская, Рязанская, Тверская, Тульская и другие области).

Статьей 126 ч.1 СК РФ предусмотрено, что любая посредническая деятельность других лиц в целях подбора и передачи детей на усыновление от имени и в интересах лиц, желающих усыновить ребенка, запрещается. Иностранным агентствам разрешается осуществлять деятельность по подбору детей для усыновления только в силу международного договора или на основе принципа взаимности. Порядок деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению детей на территории Российской Федерации пока Правительством России не установлен. Договоры ни с одним из государств не заключены. Несмотря на это, в России вопросами усыновления занимается сегодня только из США около 90 агентств. В г. Санкт-Петербурге посредническую деятельность через своих представителей ведут 25 усыновительных агентств США, Новой Зеландии, Франции, Финляндии, Швейцарии, Швеции, Канады, Израиля, Италии, Норвегии, Дании. Правовой основы их деятельности в настоящее время не создано, и они, как и прежде, действуют вне всяких правил и норм, нередко превращая усыновление в объект рыночных отношений.

Прокуратурой Челябинской области пресечена деятельность частных лиц — представителей 19 зарубежных агентств, выполнявших запрещенные законом посреднические функции по усыновлению. В связи с протестом прокурора отменено постановление главы областной администрации, которым организация работы но международному усыновлению была возложена на Кунашакское отделение благотворительного фонда «Радиоэкология». Оплата — поездки за границу за счет инофирм, прочие блага.

Вместе с тем большинство прокуроров при проверке не уделили внимания законности деятельности инофирм, их представителей, работающих в тех или иных регионах. Более того, ряд прокуроров констатировали как положительное явление «сотрудничество» их регионов с усыновительными инофирмами. Так, прокурор Псковской области сообщил, что по вопросам международного усыновления Псковская область сотрудничает с 8 иностранными агентствами. Прокурор Приморского края поставил Генеральную прокуратуру в известность, что работа по усыновлению проводится с 7 иностранными организациями. Заместитель прокурора Еврейской автономной области доложил, что работа проводится с четырьмя иностранными агентствами, при этом отметил положительную работу управления образования правительства области, которое собирает «накопительную» информацию о вышеназванных агентствах. Только прокурор Ставропольского края в своем представлении губернатору обратил внимание на недопустимость деятельности посредников.

Практика свидетельствует, что посреднические услуги частных лиц по подбору и передаче детей на усыновление нередко преподносятся как деятельность представителя усыновителя, предусмотренная рамками Гражданского кодекса Российской Федерации и Гражданско-процессуального кодекса РСФСР. В этой связи прокуроры должны иметь в виду, что в соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 04.07.97 №9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» представитель хотя и вправе действовать за рамками судебного процесса, но его действия ограничиваются сбором доказательств при подготовке дела к судебному разбирательству. Если представитель берет на себя функции подбора детей для усыновления, его действия подпадают под признаки правонарушений, предусмотренных ст. 1932 КоАП РСФСР или ст. 154 УК РФ.

С принятием законодательства об уголовной ответственности за торговлю детьми, незаконные действия по усыновлению стало вскрываться все больше фактов криминализации этой сферы.

Возбуждено уголовное дело по фактам нарушения должностными лицами Санкт-Петербургского центра по усыновлению, опеке и попечительству законодательства об усыновлении, незаконного взимания платы за связанное с ним производство.

Судом Центрального района г. Тулы осужден по ст. 152 УК РФ (купля-продажа детей) главный врач Щекинской больницы Карагулян Р. Р., склонявший беременных женщин к передаче рожденных ими детей другим лицам за денежное вознаграждение.

Привлечен к уголовной ответственности заведующий юридической консультацией Московской областной коллегии адвокатов П., который оказывал содействие группе лиц в подыскании беременных женщин, согласных за вознаграждение отказаться от рожденных впоследствии детей для продажи их за рубеж.

Подарки под видом благотворительных взносов, иные материальные стимулы со стороны иностранных усыновителей помогают им получать услуги, которые российские усыновители не в состоянии приобрести даже с помощью закона.

В Сафоновскую школу-интернат для детей-сирот (Смоленская область) поступали немалые средства от иностранных фирм, которые использовались на оплату отпусков сотрудников, выдачу денежных авансов и т. д. В знак благодарности работники интерната предоставляли иностранным гражданам «дополнительные услуги», например будили детей в ночное время для фотографирования представителями иностранных агентств.

Прокуратурой Челябинской области выявлены факты поступления денежных средств от иностранных агентств, получения подарков, имущества руководителями домов ребенка. В докладной записке прокуратуры Еврейской автономной области указывается, что в командировке в США с целью ознакомления с жизнью усыновленных детей находились заместитель главы правительства области и начальник управления образования. Аналогичные данные приводятся в записках прокуратур других регионов. Вместе с тем ни один прокурор не дал этим фактам правовой оценки с точки зрения соответствия ограничениям, предусмотренным федеральными законами «Об основах государственной службы Российской Федерации», «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации». Например, ст. 11 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» запрещает государственным служащим получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги и т. д.), связанные с исполнением должностных обязанностей (п.8), а также выезжать в служебные командировки за границу за счет физических и юридических лиц.

Имеющаяся информация свидетельствует о том, что даже прокурорам, осуществляющим надзор на данном участке, поступают приглашения от иностранных фирм и граждан посетить страну за счет частных средств, в связи с чем в Генеральную прокуратуру Российской Федерации поступали ходатайства о даче разрешения на выезд (Саратовская область, Еврейская автономная область).

Органы исполнительной власти субъектов Федерации, а это, как правило, департаменты, управления и комитеты по образованию, на которые постановлением Правительства Российской Федерации от 03.08.96 №919 возложены функции формирования региональных банков данных, устройства детей в семьи на территории субъекта Федерации, организацией этой работы не занимаются, контроль за исполнением законодательства в системе образования не осуществляют.

Например, при распространенности нарушений законодательства об усыновлении, охране прав детей-сирот в Тульской области департаментом общего и профессионального образования за последние три года не было проведено в муниципальных органах управления образования, учреждениях для таких детей ни одной целевой проверки исполнения данного законодательства.

Обобщение практики участия прокуроров в рассмотрении судами дел об установлении и отмене усыновления показало, что практически всеми судами допускаются нарушения норм материального и процессуального права. Заявления усыновителей не соответствуют требованиям ст.ст. 126, 263 ч.2 ГПК РСФСР, к ним не прикладываются документы, перечень которых содержится в законе. Во многих заявлениях отсутствуют сведения об усыновителях, не указываются обстоятельства, обосновывающие просьбу об установлении усыновления ребенка, не приводятся доказательства, подтверждающие эти. обстоятельства.

Наиболее распространенным нарушением является отсутствие согласия родителей на усыновление. Статья 130 УК РФ допускает усыновление детей без согласия родителей, если они более 6 месяцев по неуважительной причине не проживают с ребенком, не принимают участия в его воспитании и содержании. Однако эти обстоятельства, как того требует ст. 50 ГПК РСФСР, не выясняются, суды ограничиваются лишь объяснениями, так как иные доказательства в материалах дела отсутствуют.

Не во всех делах имеются медицинские заключения о состоянии здоровья ребенка и усыновителей, отсутствуют сведения о наличии у усыновителей судимости за умышленные преступления против жизни и здоровья граждан.

При рассмотрении Зубцовским районным судом Тверской области дела по заявлению супругов С. об установлении усыновления ребенка по ходатайству прокурора была запрошена справка о судимости заявителя. Оказалось, что С. был осужден по ст.ст. 120, 121, 210 УК РСФСР и лишь недавно освободился от наказания. После получения справки о судимости заявители отказались от своих требований.

Серьезные нарушения закона допускались судами Приморского и Ставропольского краев. Архангельской Волгоградской, Тверской, Томской, Тюменской, Челябинской и других областей.

Судами Тверской, Калининградской областей в нарушение установленного законом порядка дети передавались иностранным гражданам до истечения 3-месячного срока со дня постановки ребенка на централизованный учет. В отдельных делах, рассмотренных Волгоградским областным судом, отсутствовали сведения о времени нахождения детей на централизованном учете.

Судами Тульской, Ростовской областей ряд дел рассмотрен в отсутствие усыновителей.
Изучение судебных дел показало, что нередко иностранные граждане вопреки п. 2 ст. 125 СК РФ бывают знакомы с ребенком лишь заочно, по фотографиям и видеокассетам, а лично знакомятся только накануне судебного заседания, т. е. требование закона об определении психологической совместимости не соблюдается, что не соответствует интересам ребенка. Указанное нарушение в числе других явилось основанием для отказа Омским областным судом в удовлетворении заявления граждан США, супругов Р. об усыновлении. Верховным Судом Российской Федерации их жалоба оставлена без удовлетворения.

В нарушение п. 1 ст. 165 СК РФ не во всех делах имелись необходимые законодательные акты государства, гражданином которого является усыновитель.

Подавляющее большинство решений об установлении усыновления детей иностранными гражданами обращаются к немедленному исполнению, хотя в соответствии с п. 3 ст. 211 ГПК РСФСР обращение решений к немедленному исполнению допускается только вследствие особых обстоятельств, когда замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу или самое исполнение может оказаться невозможным. В решениях не указываются не только особые обстоятельства, но и даже причины, по которым суд пришел к выводу о необходимости применить п. 3 ст. 211 ГПК РСФСР. Как показали проверки, основания для такого решения, как правило, отсутствовали. Следует иметь в виду, что подобная практика вата серьезными осложнениями в дальнейшем, так как в случае отмены решения суда поворот исполнения решения будет вряд ли возможен или по меньшей мере весьма затруднен.

Вопреки требованиям ст. 125 СК РФ и ст. 263 ч.4 ГПК РСФСР многие дела об установлении усыновления рассматриваются судами без участия представителя органа опеки и попечительства, прокурора. Ленинградским районным судом Калининградской области в 1998г. рассмотрено 13 дел об установлении усыновления. Ни по одному из них представитель органа опеки и попечительства не участвовал. Ни судом, ни прокурором мер к обеспечению их участия и пресечению нарушений требований закона принято не было. В Челябинской области без участия прокурора рассмотрено 54 дeлa. В отсутствие прокуроров рассматривались дела судами Ставропольского, Приморского краев, Владимировской, Волгоградской, Калининградской, Томской, Тюменской областей. В докладных записках такое положение объясняется тем, что суды не извещают прокуроров о дне слушания дела, однако требования к судам о недопустимости подобного отступления от закона прокурорами не предъявлялись.

Выявленные нарушения свидетельствуют о том, что большинство прокуроров контроль за данной категорией дел осуществляют явно недостаточный. Многие прокуроры, участвуя в рассмотрении дел, занимают пассивную позицию, не заявляют ходатайств об истребовании необходимых документов. По предложению прокурора (из проверенных дел) вынесено лишь одно частное определение (Калининградская область).

Как следует из докладных записок, прокурорами за три года принесено 10 кассационных протестов (из которых удовлетворено 5) и 28 — в порядке надзора. Обращает на себя внимание тот факт, что 27 протестов принесено прокуратурой Волгоградской области, которая систематически изучала дела данной категории, принимая меры прокурорского реагирования.

Обобщение показало, что прокурорами редко проводились специальные проверки исполнения законодательства об усыновлении, судебная практика не анализировалась. К выполнению данного задания ряд прокуроров подошли формально (прокуратуры Псковской, Ростовской областей, Еврейской автономной области).

В ходе настоящих проверок прокурорами внесено 293 представления, 34 информации, 11 протестов на незаконные правовые акты, опротестовано 16 судебных решений, 23 должностным лицам вынесены официальные предостережения о недопустимости нарушений закона, 11 лиц привлечены к административной и дисциплинарной ответственности, возбуждены уголовные дела.

Генеральной прокуратурой Российской Федерации Министру образования и Министру здравоохранения России внесены представления, проинформированы Правительство Российской Федерации, Государственная Дума и Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Сообщая об изложенном, прошу принять меры к серьезной корректировке прокурорской практики, усилению надзора на данном участке с тем, чтобы прежде всего стимулировать развитие усыновления детей-сирот российскими гражданами.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации
В. И. Давыдов


Предыдущий  документ К  оглавлению подраздела Следующий документ

К ОГЛАВЛЕНИЮ РАЗДЕЛА НА ГЛАВНУЮ ЗАДАТЬ ВОПРОС

 "К НОВОЙ СЕМЬЕ" ©

Проект содействия развитию семейных форм воспитания детей,  оставшихся без попечения родителей

РБФ "ПРИЮТ ДЕТСТВА" ©

МОСКВА 2002